Biserica Sfântul Ilie

În Condica formelor de la ţinutul Lăpuşna din decembrie 1812, se menţionează că biserica Sfântul llie deja exista la 1799, deoarece “preotul Vasile Danilovici a fost hirotonit de episcopul Glurasim, de la Roman (1803), când fusese episcop de Huşi (1796), pe numele acestei biserici”. Biserica era din lemn, apoi a fost zidită la 1806 din piatră lângă un stâlp de piatră ridicat de Ştefan Nour pentru pomenirea lui, a părinţilor şi a copiilor, săi care au fost răpiţi de tătari la 1781.
Biserica era constrituită în formă de corabie, obişnuită vechilor biserici din secolul al XVII-leea. Stilul ei moldovenesc nu se deosebea cu nimic de alte biserici: înaltă, măreaţă, cu clopotniţă deasupra pronaosului având patru clopote. în biserică se aflau câteva icoane argintate: Icoana Maicii Domnului, Iisus Hristos şi icoana praznicului Sfântul Prooroc llie. Nici o altă biserică n-avea atâtea icoane bogate, mari şi mici, atât în pridvor, cât şi în interiorul ei. Biserica era înconjurată de un zid de piatră, nu prea înalt. în curte, lângă biserică, se aflau mai multe monumente funerare, ceea ce denotă că acolo fusese un cimitir. Pe un monument funerar din dreapta bisericii indică locul de odihnă veşnică al paharnicului Toma Stamati, din cunoscuta familie de scriitori basarabeni. în Condica formelor din 1812 se menţionează că la această biserică slujeau 3 preoţi şi un diacon.
La 1856 lângă biserică a fost deschisă piaţa Sfântul llie. în biserică se aflau cărţi bisericeşti, în limba greacă, slavonă şi română. Cele mai însemnate dintre ele erau Liturghia (1759), tipărită la Iaşi; Penticostar (1785), tipărit la Râmnic, Evanghelia (1812), tipărită la Buda; Ceaslov (1817); Penticostar (1853), tipărit la Chişinău; Trio Jul (1847) tipărit la Neamţ. Biserica a fost demolată în anii ’60 ai secolului XIX.
Maria Brânzan

Din cartea : Locaşuri sfinte din Basarabia. – Chișinău : Alfa şi Omega, 2001. – 288 p.- Din cuprins : Biserici din Chişinău. – P. 108-128.

 Ильинская церковь

Ильинская церковь также входила в число пяти древнейших церквей города, годом строительства считается 1808 г. Она возведена недалеко от Старого собора, на стыке нового и старого города. Площадь, сформировавшаяся в результате последующей реконструкции и застройки прилегающих кварталов, получила название Ильинской. При сооружении церкви была использована схема старомолдавского трехконхового храма (“трилистник”). Высокая колокольня, возведенная над нартексом, имела четыре колокола: самый большой весом в 480 кг был отлит в Москве. Церковь была снесена в начале 1960-годов при реконструкции проезжей части продолжения ул. Гоголя (Митрополит Бэнулеску-Бодони), согласно генплану Кишинева 1951 г.

О церкви, которой нет
Свято-Ильинская церковь
И
стория храма, от которого не осталось даже камня – это не только часть летописи церкви, это еще и история города и его жителей. Поэтому в эти дни мы вспоминаем первую в нашем городе Свято-Ильинскую церковь, которая некогда стояла на нынешней улице Бэнулеску – Бодони, 26. И если быть совсем точными, то на месте нынешнего здания генпрокуратуры РМ.

Она появилась в суровое для нашего края время. Когда земли, лежащие в дунайской низменности, разорялись турецкими янычарами. Местные жители находили утешение в строительстве храмов и монастырей, где они могли бы воссылать Всевышнему молитвы о спасении своих семей и имущества. В 1803 году кишиневцы обратились к епископу Мелетию Гушскому с просьбой – разрешить постройку церкви во имя пророка Ильи, которого верующие издавна почитают как покровителя урожая и достатка. Духовное начальство дало разрешение и выделило место для нового храма. Оно находилось у так называемого столба Ноура, своеобразной стелы, которую в незапамятные времена поставил некий Стефан Ноур в память о своих родителях и других жителях поселения, в 1781 году угнанных татарами в плен.
Храм строился три года. Причем, некоторые горожане принимали особенно горячее участие, помогая ему собственными средствами. В эту когорту входил священник Василий Бобейко, купцы Симеон и Константин Бланарь, Лупул и Спиридон Ганчул, Иван Арсений. Как на любой стройке, неизбежно возникали проблемы с нерадивыми поставщиками стройматериалов. Однажды даже пришлось остановить работы из-за срыва поставки камня жителями сел Гояны, Грушево и слободы Рышкановки, которые деньги получили, но дело не сделали. Инициативной группе, о которой шла речь раньше, пришлось пожаловалась на нечестность поставщиков тогдашнему воеводе Молдавии – Александру Морузи. Обращение возымело действие, и стройку завершили без проволочек. В 1806 году Свято – Ильинскую церковь освятили.
В ходе работ Афанасий и Константин Бланарь, Спиридон Ганчул отличились как люди честные, радеющие о благе других. Поэтому преосвященный Мелетий в 1811 году назначил кишиневских купцов опекунами нового храма. И поручил им опекать все церковное имущество, беречь доходы и приношения, жертвуемые прихожанами. Похоже, выбор попечителей оказался удачным. Один братьев Бланарь пребывал на посту старосты Ильинской церкви до самой своей смерти в 1824 году. Душой церкви многие годы оставался ее первый настоятель – священник Василий Бобейко. Он много лет служил Ильинской церкви верой и правдой. Делал этот столь ревностно, что прихожане обратились к попечителям помочь батюшке разрешить “жилищный вопрос”.
Попечителям пришлось выделить из церковного двора часть площадки для постройки жилого дома. Сей дар они сделали при одном условии. Батюшка и его наследники могли жить в доме, сколько заблагорассудится. Но отчуждать его от церковного имущества не могли не при каких обстоятельствах. Но это суровое примечание не изменило отношения отца Василия к любимому детищу. Все годы служения в Ильинской церкви, не он кормился от пожертвований прихожан. А сам отдавал скромные сбережения в пользу церкви. В журнале консистории от 17 июня 1817 года отмечено: Свято-Ильинская церковь должна семейству священника Василия Бобейко 1261 лева… Уникальный документ!
После этого бессребреника настоятелями церкви в разное время были священники: Иоанн Балтага, Илларион Фиалковский, протоиреи: Елисей Перетяткевич, Феодор Паховский, Феодор Балтага (впоследствии кафедральный протоирей).
Ильинская церковь была старейшей в городе церковью. Ее приход расширялся за счет новых строящихся церковных учреждений – Кафедрального Собора, домашней церкви архирейского дома, церквей духовного мужского училища, семинарской, гимназической, реального училища, городской больницы и других. Приход был большой, но бедный. Доходы, которые церковь получала от изготовления свечей и исполнения треб, не покрывали ее расходов. Истинным богатством этого храма всегда были ее служители. История сохранила сведения о ратном труде на этом поприще протоирея Петра Ивановича Перожинского, малоросса, перешедшего из светского звания в духовное. Начал свою карьеру студентом кишиневской духовной семинарии, которую окончил в 1845 году. Служил учителем в духовном училище, библиотекарем в семинарии, священником во многих церквах города. В разгар эпидемии в 1866 году входил в кишиневский холерный комитет, избирался депутатом в бессарабский гражданский суд по делам монастырских и церковных имений. В 1869 году за безупречную службу удостоился награды Святой Анны III-й степени и ордена Святого Владимира IV-й степени.
Кстати, в ограде Ильинской церкви 8 декабря 1927 году был погребен Павел Горе. Известный национальный деятель скоропостижно скончался от сердечного приступа во время заседания комиссии исторических памятников, которую он возглавлял.

Владимир ТАРНАКИН, Татьяна СОЛОВЬЕВА
Кишин. обозреватель. – 2009- 30 апр.

http://www.ko.md/view_article.php?issue_date=2009-04-30&issue_id=1100

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s