Лучший памятник для зодчего — здания, возведенные им

К 100-летию со дня рождения В. Войцеховского
Лучший памятник для зодчего — здания, возведенные им
Молдавская филармония, ВДНХ, учебные корпуса Медицинского университета, кинотеатр “Патрия”, Министерство пишевой промышленности — авторство этих и многих других зданий принадлежит известному молдавскому архитектору Валентину Войцеховскому
Жизнь человека не бесконечна и за кадром остаются, казалось бы, малозначительные моменты, которые тем не менее являются ярким отражением характера и поступков человека, выражением его чаяний и намерений:
Будучи уже сама в достаточно солидном возрасте, я решила написать воспоминания о своём горячо любимом отце — известном молдавском архитекторе Валентине Александровиче Войцеховском. Материалы из семейного архива родителей, их личная переписка с друзьями семьи дали мне дополнительную возможность представить картину его жизни.
Как получилось, что отец стал архитектором? Почему ещё в детстве он уже для себя решил выбрать эту специальность? Наверное, в этом сыграли роль разные факторы, но, по рассказам отца, на него очень большое впечатление произвели фотографии в дореволюционном журнале “Вокруг света” с изображением известных архитектурных сооружений. Увидев знаменитое здание Львовского оперного театра, на мой взгляд, достаточно эклектичное, десятилетний Валентин решил, что он тоже будет создавать такую красоту. Родился мой папа 30 ноября 1909 года в Самохволовичской волости Минского уезда. Его отец Александр Эдуардович Войцеховский в молодости был печником, мать Станислава Викентьевна — портнихой.
Вскоре его родители вместе со своим первенцем переехали в Бессарабию, в город Сороки. Обстроившись, отец Валентина (мой дед), к тому времени уже получивший в Санкт-Петербурге среднее техническое образование, стал работать десятником в уездных, а затем и городских технических отделах. Мать Валентина через два года родила второго мальчика — Александра.
Поступив в начальную школу, мой отец и не предполагал, что спустя несколько лет ему придётся полностью перейти на румынский язык, которым он в дальнейшем владел столь же совершенно, как и русским.
Окончив в 1927 году гимназию, мой папа сразу же поступил работать учителем начальной школы в селе Курешница. Этот первый педагогический опыт в дальнейшем ему пригодился. В 1929 году он сдаёт экзамены и начинает учиться в Академии архитектуры в Бухаресте. Наряду с учёбой он параллельно работает над частными заказами.
С 1934 года по 1938 год он продолжает работу по найму у известных архитекторов, совмещая её с обучением в Академии. В этот период Валентин Войцеховский проектирует школы и типографию в Бельцах, ряд церквей на территории Бессарабии. В соавторстве с известными румынскими архитекторами Бордэнаке и Дойческу он разрабатывает проекты гостиниц, школ, заводов, жилых домов, спортивных клубов, особняков на территории Румынии — в Бухаресте, Брашове, Плоештах и других населённых пунктах.

В 1936-1938 годы мой отец выполняет конкурсный проект центральной площади города Бухареста, и в это же время, в соавторстве с архитектором Октавианом Дойческу, — разрабатывает проект павильона Румынии на международной выставке 1939 года в Нью-Йорке.
В 1938 году отец переезжает в город Бельцы, где работает архитектором Бельцкой епархии. В этот период он не только занимается реставрацией и реконструкцией церквей и монастырей, но и проектирует новые культовые сооружения в городах и селах Бессарабии. В 1939 году за неподчинение румынской мобилизации (будучи архитектором, он был военнообязанным) отца, находящегося под следствием военного трибунала, по настоянию румынского генштаба, побудили уйти с этой работы.
В том же году, перебравшись в Кишинёв, он устраивается работать архитектором в областной технический отдел. В этот период лучшие друзья Валентина — художники Моисей и Евгения Гамбурд знакомят его с пианисткой Татьяной Андронаке. вспыхивает взаимное чувство и через год (в 1940 году) они сочетаются законным браком и венчаются в церкви.
Моя мама — дочь сельского учителя (впоследствии получившего высшее юридическое образование в Санкт-Петербурге) Александра Константиновича Андронаке (Андрунакиевича) и известной пианистки Антонины Михайловны Стадницкой (родной племянницы митрополита Арсения Стадницкого).
Встреча с отцом, который также как и она учился в Бухаресте, была не случайной; их связывали общие интересы, богатые творческие планы, а главное — друзья, с которыми они провели студенческие годы.
Среди общих знакомы были Емилиан Буков, архитектор Валентин Меднекй, скульптор Клавдия Кобизева, хирург Наталия Георгиу.
Война застала моих родителей, как, впрочем, и другие семьи, врасплох. Они были твёрдо уверенны, что войны не будет (накануне они посетили лекцию на эту тему), и когда утром услышали гул самолётов, то решили, что это землетрясение.
Начало войны и отъезд из Кишинёва у моих родителей всегда ассоциировался с быстрыми и необдуманными сборами, с запахом накануне сваренного и разлитого по банкам клубничного варенья, с оставленными (как потом выяснилось, навсегда) книгами, роялем и пианино:
Эвакуация, вопреки ожиданиям, оказалась долгой. Сначала мои родители отправились во Владикавказ, а затем, когда немцы уже подступали к городу, — в Джамбул (Казахстан).
В апреле 1944 года, отец, вызванный молдавским правительством, приезжает на север освобождённой Молдавии, в свой родной город Сороки, который тогда был временной столицей. В силу того, что необходимо было восстанавливать республику, был брошен клич — в кратчайшие сроки собрать всю молдавскую интеллигенцию ещё в преддверии освобождения столицы.
Начинался новый, пожалуй, наиболее плодотворный период в его биографии. За послевоенные годы Валентином Войцеховским было лично (или под его руководством) запроектировано и осуществлено строительство около 400 зданий на территории Молдавии.
За одно из своих лучших зданий — Министерства пищевой промышленности, находящееся на бульваре Штефана чел Маре (между улицами Армянской и Болгарской) отец был представлен к Сталинской премии. Известный московский зодчий А.Н.Душкин на первом съезде молдавских архитекторов высоко оценил конструктивные качества этого здания. Он обратил особое внимание на чёткость и ритмичность пространственной композиции, на органичную связь традиционного строительного материала — котельца и отделки из цветной керамики.
Вообще, с этим зданием было связано много трагических и комических историй. Непосредственно перед моим днём рождения отец упал с плохо пригнанных лесов, находившихся на уровне 3-го этажа. Счастливо приземлившись, как он считал, на кучу щебня, (а рядом находилась груда кирпичей), он отделался смещением позвонков. Получив эту, достаточно серьёзную травму, он потом всю жизнь вынужден был, соблюдая спартанский режим, лежать только на твёрдом…
Второй эпизод, как это ни парадоксально, был также связан с этим зданием. Такое впечатление, что “борьба с излишествами в архитектуре”, объявленная Хрущёвым в 1955 году, началась именно с моего отца. Ему было указано на то, что деревянные панели, находящиеся в интерьере возведенного по его проекту здания, являются именно таким “излишеством”.
Пришлось в течение нескольких лет отцу выплачивать штраф, а так как соответствующая графа в ведомости отсутствовала, то штраф вносили в графу “алименты”.
Все послевоенные годы, продолжая активную застройку Кишинёва и других городов и сёл республики, папа продолжал заниматься исследованием древних памятников Молдавии, осуществляя во время летнего отпуска поездки в Белгород-Днестровский, Бендеры, Сороки, Старый Оргеев, Хотин, Каменецк-Подольск.
После утверждения генерального плана в 1951 году, разрботанного А.В. Щусевым, выходцем из Кишинёва, началась активная застройка Кишинева. Кроме освоения новых земель на Рышкановке и Ботанике, шла реконструкция и кропотливое строительство центральной части города. Отцом был воссоздан и перепланирован кинотеатр “Патрия”, разработана “архитектура малых форм” Соборного парка, построен 107- квартирный жилой дом на улице Штефана чел Маре, учебные корпуса Медицинского института, Выставка достижений народного хозяйства.
Здание Молдавской филармонии, спроектированное В.А. Войцеховским и воссозданное на фундаменте бывшего цирка, привлекает органичным сочетанием своего торжественного и в то же время очень лаконичного интерьера с обновлённым фасадом здания. Будучи в какой-то степени связан с музыкой, отец добился в залах филармонии совершенной акустики, это отмечали многие гастролёры из разных стран. В этот же период им было построено ещё несколько кинотеатров (“Кишинэу”, “40 лет ВЛКСМ”, имени Ткаченко), но уже в рамках строго регламентированных канонов того времени.
Принципы типового проектирования, которые были заложены в основу градостроительства уже в конце 1950-х годов, не были близки моему отцу. Наряду с проектированием и застройкой новых районов на Рышкановке и Ботанике он продолжает разрабатывать и осуществлять свои, на этот раз уже единичные проекты, в разных городах республики.
Состоявшаяся защита диссертации в 1965 году, работа со студентами Кишинёвского политехнического института — будущими архитекторами способствовала его новому творческому подъёму. Он блистательно читает лекции, проводит практические занятия по проектированию. Тщательно готовясь к занятиям, он делает к ним наглядные пособия в виде блестяще выполненных собственных рисунков, иллюстрирующих различные архитектурные стили и направления. К тому времени отец уже посетил много стран и цветные слайды, выполненные им во время этих поездок, также дополняли каждую из его лекций.
Готовя научный труд “Крепости Поднестровья” папа и не предполагал, что внезапная болезнь помешает ему завершить мечту всей своей жизни. За год до его кончины скончалась его верная подруга, моя мама. Это, конечно, усугубило течение его болезни. Отец умер 11 мая 1977 года и был похоронен на польском кладбище Кишинёва.
Спустя некоторое время, бронзовые барельефы на могилах моих родителей, заслуженных деятелей искусств, были украдены, а памятники изувечены.
Утешением может служить лишь то, что лучшим памятником для зодчего являются возведённые им здания. Они по-прежнему украшают центральные магистрали Кишинёва (и не только этого города) и служат людям неким напоминанием о пройденных этапах их жизни, об ускользающем течении времени…

 

Н.В. Гросул-Войцеховская. Москва, 2009 г.
http://www.nm.md/daily/article/2009/11/27/0701.html

 

Nezavisimaâ Moldova. – 2009. – 27 noâb.
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s