Catedrala Naşterea Domnului

Кафедральный собор


Место для Кафедрального собора было выбрано митрополитом Гавриилом (Бэнулеску-Бодони). Согласно плану 1814 года для соборной церкви была отведена центральная часть плац-парадной площади, окруженной будущими, еще не застроенными, улицами – Московской, Семинарской, Губернской и Каушанской. Заслуга возведения собора принадлежит второму бессарабскому архипастырю, преосвященному Димитрию (1772-1844 гг.).

Уроженец Харьковской губернии, дворянин по происхождению, Даниил Сулима (мирское имя) служил протоиереем в Адмиралтейской церкви г. Николаева и был учителем закона Божьего, логики и словесности в штурманском училище, когда в 1811 г. по ходатайству экзарха Молдо-влахийского Бэнулеску-Бодони был вызван в числе “испытанных и даровитых лиц духовного звания” в Яссы. Там он был пострижен в монашество и назначен викарным епископом. По присоединении Бессарабии к России преосвященный Димитрий, епископ Бендерский и Аккерманский, становится ближайшим помощником митрополита, “во всех его делах его правой рукой”, а после смерти последнего возведен в сан архиепископа Кишиневского и Хотинского. Управление им Бессарабской епархией с 1821 по 1844 год расценивалось как “выдающееся по продолжительности и по своей плодотворности”, становилось “в ряду” с просветительской деятельностью митрополита Гавриила, “духу и характеру” которой наследовал преосвященный Димитрий. Преемник знаменитого иерарха заботился о благоустройстве монастырей и об улучшении материального положения приходских священников, учреждал “попечительства о бедных духовного звания” и содействовал распространению ланкастерских (народных) школ, помогал строить церкви, переводил со славянского на молдавский язык богослужебные книги, составил русско-молдавский букварь…

Постройка нового Кафедрального собора являлась “предметом постоянных горячих желаний” преосвященного Димитрия. В январе 1818 года он обратился к наместнику Бессарабской области А. Н. Бахметеву с просьбой исходатайствовать разрешение на строительство в Кишиневе трехпрестольного храма. Переписка длилась несколько лет. Дело сдвинулось, когда в нем принял участие новый Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор, граф М. С. Воронцов, пригласивший для составления проекта собора с колокольней известного зодчего, профессора Санкт-Петербургской императорской академии художеств А. И. Мельника. На постройку требовалась огромная по тем временам сумма – 194 тыс. руб. Местная епархия таких средств не имела. Воронцов добился разрешения Николая I использовать необходимые деньги из 10-процентного Бессарабского областного капитала, предназначенного на благотворительные заведения, общественные и городские учреждения, с выдачей их в течение трех лет.

В 1827 году в Кишиневе состоялись торги на постройку соборной церкви, но желающих взять на себя подряд не оказалось. В результате прошедших в том же году в Одессе торгов подрядчиком стал надворный советник Дитерикс. Контроль за строительством осуществлял специальный комитет.

Торжественная закладка собора была совершена 11 мая 1830 года. “Се ныне, – говорил преосвященный Димитрий по случаю этого знаменательного события, – воздвигается среди града вашего, среди жилищ ваших, величественный храм Искупителю Богу во спасение душ ваших, для научения вас и чад ваших всякой христианской добродетели и пути к горнему небесному царствию…”. Архиепископ внимательно следил зя ходом работ, внося замечания, свидетельствовавшие о “глубоком понимании строительного дела”. Так, он указал на необходимость вырыть фундамент “не в два аршина, а такой, который бы равнялся шестой части здания и положить в основание, если окажется сырость, дубовые осмоленные лежни”; “пол выстлать плитками из сорокского камня, а не кирпичом. Кирпич мягок, от хождения будет вытираться и пыль, падая на иконы, будет затемнять их и портить живопись” и пр. Объявленный им сбор добровольных пожертвований открыл дополнительный источник средств на строительство. Жертвователей, прежде всего из среды духовенства, было много. Эта благотворительная акция, вызвавшая широкий отклик у населения, объяснялась распространившимися слухами о том, что архиепископ и наместник края “единодушно желали соорудить в Кишиневе, как главном городе Бессарабии, такой памятник православного зодчества, который превосходил бы своим величием, архитектурою и украшениями все подобные сооружения в смежных с Бессарабией областях Придунайских княжеств”.

Здание собора росло быстро. В строительстве участвовали сотни рабочих. Одновременно, вызванные из Бендер, Измаила и других городов арестантские роты, “под руководством искусного архитектора”, занимались обустройством соборной площади. Вокруг собора, по плану, располагались симметрично четыре части “английского” сада с крестообразно его пересекавшими аллеями. А вокруг соборной площади, окруженной фигурной дубовой решеткой, выкрашенной в зеленый цвет, был устроен бульвар.

Торжественное освящение нового храма, возвышавшегося “среди зеленеющих в круге его деревьев”, состоялось 15 октября 1836 года “при самом многочисленном стечении народа, какое когда-либо было видено в областном городе Бессарабии”. “Наконец исполнил Господь во благих желание людей своих”, – писал преосвященный Димитрий графу Воронцову. Город получил храм, соответствующий “величию цели, для коей зиждутся Господни храмы”, отвечающий тому значению, которое предавалось главному собору города, где находилась кафедра архиепископа.

Величественное здание собора, стоящее на сплошном каменном фундаменте, было построено в стиле позднего классицизма (“в древлегреческом стиле” писалось в то время). От массивного квадратного корпуса с четырех сторон выдвинуты шестиколонные античные портики с фронтонами, придающие зданию крестообразную форму, имевшую особое значение, символизируя, что крест является истинным основанием церкви. Обшитый листовым железом, крупный купол покоился на круглом барабане с 12-ю симметрично расположенными окнами, из которых потоки света освещали внутренность храма. Купол представлял собою дугообразный конус, напоминавший шлем, плавными линиями постепенно сужавшийся кверху, к своему замку, создавая впечатление легко устремленного ввысь храма. (При реставрации собора шлемовидная форма была утрачена и вместе с нею исчез отмеченный современниками визуальный эффект). Над куполом возвышался фонарь с “вызолоченным” шаром, на котором был укреплен восьмиконечный “вызолоченный чрез огонь” крест.

Внутри здания Мельников соорудил четыре массивные устои, на которые опирались 8 арок, соединенные между собой и поддерживающие плоскую кровлю и своды под куполом. Внутренние опоры, несколько уменьшив вместимость храма, связали все части здания “такою незыблемою и могучей силой, что ему придана вековая прочность”. Своим расположением арки акцентировали три части храма: под центральной, самой большой и высокой был устроен главный престол во имя Рождества Христова, под правой боковой аркой – престол во имя св. кн. Александра Невского, под левой – престол во имя св. Николая Мирликийского. “Первоначально преосвященный Димитрий полагал посвятить боковые приделы пострадавшим за веру местным мученикам Никите и Иоанну Новому, но это предложение было отклонено “по особым соображениям”).

Живописные и иконописные работы, стоимость которых обошлась в 41 тыс. 250 руб. серебром, были выполнены художником Ковшаровым. По указаниям архиепископа, на стенах были изображены библейские и евангельские сюжеты: Авраам, приносящий в жертву сына, мытарь и фарисей, воскрешение Лазаря, исцеление слепого. Между окнами светового барабана – изображения событий из жизни “благочестивых царей народа израильского”, а ниже – четыре евангелиста. Купол был расписан кессоннообразными квадратами с розетками посередине “под лепную работу”. Фриза под ними была украшена красивым орнаментом, “узорчатой лентой” вьющимися вокруг. Стены храма, “для избежания пестроты”, ниже устоев выкрасили в светло-желтый цвет. Расположенный перед главным престолом иконостас отличался красотой формы и “тщательностью отделки”. В верхней его части находилась “прекрасная икона” с изображением распятого Христа с двумя коленопреклоненными ангелами. Почти всю ширину иконостаса занимало изображение “Тайной вечери”. На главных царских вратах художник написал раскрытое евангелие со словами Спасителя: “Азь есмь дверь, Мною аще кто внидетъ, спасется”. По свидетельству современников, вообще все иконы в храме, написанные “в итальянском вкусе”, были “весьма хороши”, а стенная роспись – “большею частью удовлетворительна”.

Для построенной отдельно от собора высокой четырехъярусной колокольни граф Воронцов, по просьбе преосвященного Димитрия, исходатайствовал императорское разрешение отлить колокола из старых турецких пушек, для чего была отпущена 1 тыс. пудов меди. По совету военного губернатора Бессарабии П. И. Федорова, колокола отливались в Измаиле. Работы производил мещанин Киевской губернии, литейный мастер В. Лосенко. Было отлито 5 колоколов, весом, соответственно, 400, 200, 100, 50 и 25 пудов. По пути следования обоза с колоколами из Измаила в Кишинев, длившимся 14 дней, чиновник особых поручений осматривал дорогу и делал необходимые распоряжения об исправлении мостов, гатей и пр. Когда в июне 1839 года колокола прибыли, обнаружилось, что самый большой из них на колокольне не помещается. Для него, по предложению П. И. Федорова, решено было построить особую башню – Святые врата на прямой с колокольней линии, при входе на ведущий к собору бульвар.

Строительство велось без помощи казны, на пожертвования: 4500 руб. дал Федоров, по 1 тыс. руб. – купец Богачев и “бывший городской голова”, 500 руб. – соборный староста Рябченко. Сооружение в виде арки, построенное по проекту одесского архитектора Л. Заушкевича, современникам казалось великолепным. В описании, относящемся к началу 1840-х гг., говорится: “Ворота поддерживаются 16 колоннами коринфского ордена, со сквозными проездами и все состоят из плотного цельного камня, притесанного по швам, без всякой штукатурки. Колонны, карнизы и вообще все строение отделано с отличною чистотою и прочностью. Перемычки под проездами устроены каменные и между ними возвышается свод с почти незаметною выпуклостью. Лепная работа как на колоннах и карнизах, так и на всем здании произведена из наведенной лазурью глины, представляющей весьма близкое сходство с фарфором”. Установленные в верхнем этаже ворот часы были приобретены в Австрии “за завод, присмотр и исправление сих часов” городские власти выделяли ежегодно 200 руб. сер. Четырехсотпудовый колокол, висевший под верхним сводом башни, 12-кратным ударом извещал о наступлении полдня. Когда в этот колокол звонили во время больших праздников, народ сбегался к воротам, чтобы “вблизи послушать могучих звуков”. Необыкновенно сильный и чистый звук был достигнут, по рассказам очевидцев, благодаря тому, что в расплавленную медь для колокола бросили две корзины серебряных монет. “Вот из этой меди, – говорил преосвященный Димитрий своим посетителям, – еще не так давно стреляли в наших солдат и матросов под Варною и Шумлою, а теперь она голосом своим призывает нас в церковь Божию. Таково о нас промышление Божие”.

За многолетнюю деятельность по благоустройству вверенной ему епархии, преосвященный Димитрий был награжден орденом св. кн. Александра Невского.

Второй бессарабский архипастырь прославился своей добродетельной жизнью и убедительным красноречием, безыскусным, но производившим сильнейшее, “неотразимое” впечатление на верующих. Сельские жители называли его “добрым, ласковым святителем”. О нем писали, что послан он был “как дар свыше за долговременные страдания и за то, что народонаселение страны устояло в православной вере отцов”. О том, каким беспредельным уважением пользовался преосвященный Димитрий у народа, свидетельствовали последние дни его жизни. У архиерейского дома стояли толпы людей: “многие приходили к нему прощаться, болгаре и молдаване – с калачами и небольшими восковыми свечами”. Когда 4 августа 1844 года, “в буденный день” звон большого соборного колокола возвестил о кончине архиепископа, “в самое непродолжительное время вся площадка пред архиерейским домом переполнилась народом, устремлявшимся в покои любимого и досточтимого своего архипастыря. Потребовались самые энергичные меры со стороны полиции, чтобы поддерживать порядок при наплыве народа, шедшего приложиться к телу архипастыря”.

Похоронен был преосвященный Димитрий в правом приделе Кафедрального собора. Памятник над могилой на свои средства поставил бывший митрополит Иеропольский, Григорий, которому, как и многим другим представителям греческого и румынского духовенства, бежавшим в Бессарабию после поражения гетеристов, архиепископ оказал действенную помощь. На мраморной плите, окруженной бронзовой позолоченной решеткой, была вырезана надпись с указанием основных дат жизни. У решетки, с восточной стороны, стоял киот с образом Христа Спасителя, под ним на пьедестале евангелие и архиерейская митра.

Кафедральный собор стал самым значительным сооружением Кишинева. Вместе с колокольней и святыми воротами, он преобразил облик города. Соборные здания объединились с ранее построенными епархиальными – митрополией, семинарией, духовной консисторией в общий архитектурный ансамбль, завершив формирование городского центра. Вознесенный над большой открытой площадью, над “сплошь” окружавшими ее, выросшими ко времени окончания постройки соборного комплекса, двухэтажными домами “новейшей архитектуры”, храм был виден отовсюду, из любой точки города. Им, “замечательным по своему изяществу”, кишиневцы гордились, ревниво сравнивали с соборами других губернских городов. О нем непременно писали все справочные издания и путешественники как о “лучшем украшении” Кишинева.

Современные искусствоведы относят кишиневский Кафедральный собор к лучшим произведениям А. И. Мельникова. “Внушительность размеров здания, оригинальность объемно-пространственной структуры, строгость классических форм декора – все это делает его выдающимся памятником зодчества”. А для людей, живших в XIX веке, собор был памятником и зодчества, и “благочестия народного”, и “очевидным памятником трудов” преосвященного Димитрия.

Ольга Гарусова, Владимир Тарнакин

Advertisements

One thought on “Catedrala Naşterea Domnului

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s