Monumentul lui A. S. Puşkin din Chişinău

Памятник А.С. Пушкину

В истории городского парка есть одна особенно дорогая сердцу каждого кишиневца страничка, и связана она с именем А.С. Пушкина. Замысел соорудить в Кишиневе памятник великому поэту возник еще в 60-х годах XIX века, однако тогда осуществить его не удалось, хотя пожертвования были собраны. В 1880 году кишиневцы вернулись к заветной мечте и обратились к выдающемуся русскому скульптору академику А.М. Опекушину с просьбой изваять для города памятник А.С. Пушкину. В это время скульптор как раз работал над его памятником для Москвы. Вот строки из ответа скульптора: “Позвольте предложить Вам бюст колоссальный, то есть голова в ту же величину и с той же модели, что и на Московской Пушкинской статуе”. В 1881 году выполненный А.М. Опекушиным бюст поэта доставили в Кишинев по железной дороге. Позже под наблюдением скульптора была высечена гранитная колонна с пьедесталом. Сооружением памятника с 1881 по 1885 занималась специальная комиссия. 26 мая 1885 года, в день рождения поэта при огромном стечении кишиневцев и гостей города памятник был открыт в одной из боковых аллей парка. Первоначально он был окружен цепями, как свидетельствуют фотографии и гравюры того времени. В середине 50-х годов памятник был перенесен в центр парка и установлен на оси аллеи классиков.
Это был один из первых памятников великому поэту России, который является точной копией верхней части статуи, установленной в центре Москвы.

«Я памятник себе воздвиг…»

В этом, ставшем судьбоносным, стихотворении, 37-летний Пушкин, конечно же, прежде всего говорит о своих литературных произведениях – этом «нерукотворном» памятнике, к которому не зарастет «народная тропа». И Пушкин не ошибается:
«Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык…»
При жизни поэта это стихотворение, как известно, не было напечатано, а ставшее известным, оно явилось лишь дополнительной яркой иллюстрацией неиссякаемого всенародного влечения к своему поэтическому кумиру.
Если Пушкин мечтал о памятнике в переносном – литературном – смысле слова, то его потомки решили материализовать память о своем великом национальном поэте. В конце 1860 года бывшие воспитанники всех курсов Императорского Александровского (ранее Царскосельского) лицея обратились с просьбой о разрешении открыть повсеместную в Российской империи подписку по сбору пожертвований для сооружения памятника Пушкину, «достойного народной ото славы». Эта инициатива была высочайше одобрена царем, который и повелел «.поставить памятник в Царском Селе, в бывшей Лицейском саду».
Не остались в стороне от этого благородного дела и жители Бессарабской области. Объявление об открытии подписки по распоряжению. тогдашнего генерал-губернатора М.Л. Фантон-де-Верраиона напечатала и газета «Бессарабские областные ведомости». Первым, кто внес скромный вклад в сбор пожертвований, стал сам губернатор.
В Национальном архиве сохранились направленные в канцелярию губернатора рапорты о сборе пожертвований, в частности пристава Папушойского посада Аккерманского уезда (4 рубля). Кишиневского (3 руб. 30 коп.), Сорокского (124 руб.), Хо-тинского (5 руб. 70 коп.) земских судов, канцелярии губернатора (7 руб. 83 коп.). Сбором пожертвований от разных лиц занимались, в частности, заседатели судов Коропачинский, Оат, пристав Соляников и другие. Собранные деньги немедленно перечислялись в местные уездные казначейства, а оттуда пересылались в Петербург.
В целом по Российской империи сбор пожертвований шел, как говорится, ни шатко ни валко и затянулся на несколько лет. Собранных по подписке I860 года денежных пожертвований (свыше восемнадцати тысяч рублей серебром) было, очевидно, недостаточно для сооружения крупного памятника великому Пушкину, поэтому деньги были помещены в государственный банк под проценты. Эти средства «ожидали» своего часа.
В апреле 1871 года группа бывших лицейских товарищей Пушкина – Корф, Матюшкин, Корнилов, братья Гроты, Колемин и Шторх инициировали новую подписку на сооружение памятника Пушкину. По высочайшему повелению был создан Комитет, призванный координировать всю работу по сбору пожертвований и сооружению памятника. Монумент намечено было возвести в Москве.
На этот раз в сбор пожертвований включились государственные служащие, представители знати, директора гимназий, вся интеллигенция. Настоящими центрами сбора доброхотных пожертвований стали редакции газет, библиотеки, государственные учреждения. Члены императорской фамилии дали на благое дело 950 рублей. Всего же на сооружение памятника было пожертвовано более двадцати трех тысяч рублей серебром. Таким образом, вместе с ранее собранной суммой, находящейся в государственном банке, пожертвования составили сорок одну тысячу триста рублей. Комитет объявил конкурс на лучший проект памятника Пушкину.
К сожалению, не сохранились архивные документы о том, как проходила подписка в нашем крае. Однако, по сообщениям газеты «Бессарабаские областные ведомости», видно, что эта тема присутствует. Отдельные жертвователи-бессарабцы (без указания фамилий) упоминаются в журнале «Русская старина» (№№1-5, 1872 г.): комендант крепости Бендеры Ф.Каннабих – 10 р. и прочие лица – 4 р., окружной надзиратель подол ьско-бессарабского акцизного управления – 1 р., старший помощник надзирателя X округа подольско-бессарабского акцизного управления – 25 р., надзиратель этого же округа – 14 р. 10 коп., надзиратель 7-го округа – 7 р. и др.
3наменитый памятник А.С. Пушкину работы скульптора А.М. Опекушина был открыт в Москве в 1880 г. Однако и Петербург остался не внакладе. Памятник, сработанный тем же скульптором, был установлен в северной столице четыре года спустя. А те, кто побывал в последние десятилетия в г. Пушкин (бывшем Царском Селе), с большим удовольствием взирают на замечательный памятник размечтав- шемуся юному поэту в Лицейском саду, а также на не менее привлекательный памятник Пушкину у так называемых Египетских ворот (1911 г., скульптор Л.А.Берштам). И, наконец, как не вспомнить памятник гениальнейшему русскому поэту работы того же Опекушина, установленный в 1885 году в Кишиневе в память о пребывании здесь опального поэта. Вот она, действительно не зарастающая веками народная тропа памяти к поэтическому гению.
«Я памятник себе воздвиг…» Пожалуй, историю самосознания каждого народа можно писать не только по научным сочинениям, но и по его историческим памятникам.
Владимир АНИКИН, доктор философских наук,
Институт философии, социологии и права АН РМ.
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s