Nikolai Garin-Mihailovski în Basarabia

Н.Г. Гарин-Михайловский

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский родился в 1852 году в семье генерала. Учился в Ришельевской гимназии в Одессе. Окончил Институт путей сообщения в Петербурге. Работая инженером на строительстве крупных дорог России. Вначале сотрудничал как журналист в различных газетах. Как писатель известен тетралогией “Детство Темы”, “Гимназисты”, “Студенты”, “Инженеры”. Много путешествовал, в результате чего создал цикл очерков – “По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову”; сборник “Корейские сказки”.
Писатель С.Г. Скиталец вспоминал, что видел он в доме Гарина-Михайловского картину. На ней изображена тройка бешено мчащихся коней. Указав на полотно, хозяин сказал: “Вот моя жизнь!” И в самом деле, жизнь замечательного писателя и талантливого инженера пролетела подобно необгонимой русской тройке. Его и как инженера, и как писателя привлекало все интересное, оригинальное, возвышенное. И поиски этого толкали его иногда на странные, необычные поступки. Так засеял он однажды у себя в имении сорок десятин одним маком, а потом говорил с восхищением Горькому: “Если б вы, батенька, видели этот мак, когда он зацвел!” А изыскивая место для железнодорожного пути из Севастополя в Ялту, стремился, как вспоминает литератор Елпатьевский, непременно “создать что-то новое, красивое, совсем необычное”. Он решил использовать в своем проекте самые красивые виды Крыма. Каждый вокзал должен быть не серым, угрюмым зданием, а художественным произведением: один – в виде древнего ханского шатра, другой – в греческом стиле. А когда поезд пойдет по туннелю, пассажиры увидят фигуру огромной летучей мыши, высеченной из глыбы гранита!
Путь Гарина-Михайловского как инженера начался в Бессарабии, в Приднестровье. Ему, студенту Института путей сообщения, в 1876 году нужно было пройти практику на одной из железных дорог. Гарин выбрал на юге России – потянули родные места. Специальность он выбрал не чиновничью, а … кочегара паровоза!
Через несколько лет Гарину, теперь уже молодому инженеру, вновь пришлось свидеться с Молдавией.
Шла война за освобождение балканских славян от турецкого ига. Бессарабия в этой войне была стратегическим центром: здесь формировалось болгарское ополчение, сюда съезжались добровольцы со всех концов России, отсюда отправлялись на фронт воинские части; ближе к границе свозили продовольствие, фураж, боеприпасы. Тогда-то и возникла необходимость в железной дороге, которая соединила бы Бендеры с Рении и пошла бы дальше, на Галац.
И вот документ – повесть Гарина-Михайловского “Инженеры”, где он в образе Карташова изображает по существу-то себя, свою учебу, свою работу.
Перед молодым человеком открывались два пути: стать подрядчиком по уговору дяди или идти служить на строительство дороги. В первом случае – быстрое обогащение; во втором – неизвестность. И все же он выбирает второе – отправляется в Бендеры на строительство…
В дождь, в жару он шел с рабочими, измерял, нивелировал, делал расчеты. В короткие же перерывы садился и смотрел на открывшуюся даль Днестра, на пригорки с виноградниками, прислушивался к разговорам рабочих. Бывало, уходил в сторону от дороги, знакомился с селами, искал гравий для строительства. Вот небольшое селение Гура-Галбена, что по-молдавски означает “желтая пасть”. Оно ничем не отличается от других молдавских сел. На одном из холмов, что вокруг села, – мельница-ветряк без крыльев: напротив – одинокая церковь с провалившейся крышей, построенная из глиносоломенных необожженных кирпичей.
Потом Карташов едет в Киркаешты, Заим, затем снова в Бендеры…
Строительство дороги шло быстро. Забивали сваи, на подводах возили песок для насыпи. Всюду громкий говор, иногда дружные песни; по ночам место работы освещали костры. “Узкая полоса земли на протяжении двухсот восьмидесяти верст жила новой жизнью безостановочно все двадцать четыре часа в сутки”.
Размах дела был велик. Но вместе с истинно русской удалью была и строжайшая экономия, которая доходила порой до скаредности. Писатель замечает: служащих было мало, и каждому приходилась “двадцатиголовая” работа. Да и все делалось как-то поспешно, непрочно. Временные будки строили легкими: на каждую из них ассигновывалось по сто двадцать пять рублей, а обычная стоимость их была до пятисот! Делали их по типу молдавских клетушек: легкий плетеный каркас, обмазанный глиной и навозом. Для печей кирпич не покупали, а разыскивали в степи молдавские колодцы и выбирали из стенок камень – котелец!
Когда до Заима со стороны Бендер путь был уложен, на первом же пришедшем паровозе привезли инспектора. Пьянствовали, вспоминали разорившихся на строительстве и покончивших самоубийством подрядчиков.
Несмотря на огромные трудности, нехватку средств, порой непосильный труд, дорога от Бендер до Рении была построена за три с половиной месяца.
Дорога, в строительстве которой принимал участие Гарин-Михайловский, не утратила своего значения и после окончания русско-турецкой войны. Она оживила хозяйственную жизнь Бессарабии. Бендеры же стали узловой станцией, так как соединяли уже две железнодорожные ветки – Галацкую и Унгенскую.
А Гарин-Михайловский?
Начав практикантом на южной дороге, он впоследствии возглавил изыскательские работы почти на всех крупнейших дорогах России. Он строил великую сибирскую магистраль. Со своим отрядом изыскателей он основал село Новая Деревня, которое стало поселком, а затем городом – Новосибирском.
Как писатель он был известен своими многочисленными очерками, а также повестями. Многочисленные очерки его читались всей Россией. А книга очерков “По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову” вошла в золотой фонд истории географии.
“Счастливая страна Россия! – говорил Михайловский Горькому. – Сколько интересной работы в ней, сколько волшебных возможностей, сложнейших задач! Никогда никому не завидовал, но завидую людям будущего, тем, кто будет жить через тридцать, сорок лет после нас”.
Это была хорошая зависть настоящего человека, истинного подвижника труда.
Уральский курьер
20 февраля 2002 года
Н.Г. Гарин-Михайловский
(он был по натуре поэт)
150 лет назад родился Н.Г. Гарин-Михайловский. Вглядываясь сегодня в историю, мы с благодарностью вспоминаем человека, имя которого неразрывно связано с русским железнодорожным строительством и экономическим чудо-взлетом Челябинска в конце XIX века.
Николай Георгиевич Гарин-Михайловский – выдающийся инженер-путеец, известный писатель и путешественник, демократ и публицист. Стоит перечитать все написанное им, чтобы открыть для себя душу и сердце этого разносторонне одаренного русского интеллигента, талантливого автора “целой эпопеи”, как назвал М. Горький его тетралогию “Детство Темы”, “Гимназисты”, “Студенты” и “Инженеры”, наполненную жизнеутверждающими мотивами и верой в победную силу человеческого разума.
В нем все было незаурядным: внешний облик, мысли, дела. И псевдоним он выбрал себе замечательный – Н. Гарин: от имени сына – Георгий, которого в семье звали Гаря.
“У него была стройная, худощавая фигура, – читаем мы о Гарине-Михайловском у русского писателя А.М. Куприна, – решительно небрежные, быстрые, точные и красивые движения и замечательное лицо, из тех лиц, которые никогда потом не забываются. Всего пленительней был в этом лице контраст между преждевременной сединой густых волнистых волос и совсем юношеским блеском живых, смелых, прекрасных, слегка насмешливых глаз – голубых, с большими черными зрачками… Он вошел и уже через пять минут овладел разговором и сделался центром общества. Но видно было, что он сам не прилагал к этому никаких усилий. Таково было обаяние его личности, прелесть его улыбки, его живой, непринужденной, увлекательной речи”.
Родился Н.Г. Гарин-Михайловский в Санкт-Петербурге 20 (8) февраля 1852 года в военной семье, когда-то одной из самых знатных и богатых дворянских семей Херсонской губернии. Крестили его царь Николай I и мать будущей революционерки Веры Засулич. Первоначальное образование по существующей традиции он получил дома, затем продолжил его в одесской Ришельевской гимназии, а в 1872 году блестяще выдержал экзамен в столичный институт путей сообщения.
Уже в пору студенческой практики, работая кочегаром на паровозе и строителем дороги из Молдавии в Болгарию, Гарин-Михайловский понял, что труд и созидание в его жизненной судьбе связаны воедино и требуют большого гражданского мужества. Патриотически настроенный юноша был к этому готов.
После института со званием “гражданский инженер путей сообщения с правом производства строительных работ” Гарин-Михайловский как первоклассный специалист в трех ипостасях – изыскатель, проектировщик и строитель – всецело посвятил себя избранной профессии. Он мечтал покрыть страдающую от бездорожья Россию сетью железных дорог и в 1886 году с огромным воодушевлением возглавил работы на трудном участке Уфа-Златоуст строящейся Самаро-Златоустовской линии.
Сооружавшаяся линия имела протяженность в 751 версту, шла через скалы и реки и впервые финансировалась не частным капиталом, а государством. Зная, как малы средства, отпущенные казной, Гарин-Михайловский настойчиво проводил в жизнь идею строить дороги короче и дешевле, не уставал разрабатывать более выгодные варианты, которые вполне заслуженно создали ему имя талантливого инженера-путейца.
“Специалисты уверяют, – отмечал по этому поводу А.И. Куприн, – что лучшего изыскателя и инициатора – более находчивого, изобретательного и остроумного – трудно себе представить”.
Гарин-Михайловский работал со страстью, вкладывая всю душу в задуманное дело. “Побольше добросовестности, энергии и предприимчивости, – делился он своими мыслями с женой в одном из писем, – и эти с виду страшные горы расступятся и обнаружат свои тайные, никому не видимые ходы и проходы, пользуясь которыми, можно удешевить и сократить значительно линию”.
На Южном Урале новаторски смелым и запоминающимся стало сооружение по его варианту тоннеля на перевале станции Сулея, сократившего железнодорожный путь на десять с лишним верст и сэкономившего миллион рублей. Удачными оказались изыскания от станции Вязовой до станции Садки, сохранившие казне 400 тысяч рублей, чрезвычайно эффективным стал новый вариант дороги вдоль реки Юрюзань, уменьшивший затраты на 600 тысяч рублей. Первый российский опыт сооружения железнодорожной линии в горной уральской местности был чрезвычайно ценным для развития инженерной мысли и лег в основу строительства Великой сибирской магистрали.
Экономически выгодные проекты Гарина-Михайловского, восхищавшие многих специалистов, постоянно встречали противодействие чиновников-казнокрадов. Сталкиваясь с косностью и рутиной, воровством и взяточничеством, он нередко вступал в острые конфликты. Бескомпромиссная борьба молодого талантливого инженера с бюрократическими верхами за наиболее выгодные варианты линии будущей железной дороги стала темой первого рассказа Гарина-Михайловского “Вариант”, написанного в 1888 году.
Его кипучей общественной натуре претили личный покой и равнодушная безбедная сытость. В 1892 году он стал издавать журнал “Русское богатство”, объединивший близких к народникам писателей, затем примкнул к социал-демократической газете “Самарский вестник”, познакомился с М. Горьким.
Гарин-Михайловский исколесил всю Россию. В 1898-1899 годах он совершил кругосветное путешествие, в 1903-1904 годах занимался изысканиями и проектированием железной дороги в Крыму, где сблизился с А.И. Куприным и А.П. Чеховым, а революцию 1905 года встретил уже в Маньчжурии – в качестве военного корреспондента газеты “Новости дня”.
По свидетельствам современников, свои произведения он писал “на облучке” – в купе поезда, каюте парохода, номере гостиницы. И смерть его настигла на ходу, внезапно, вскоре после возвращения в Петербург с Дальнего Востока, на редакционном заседании журнала “Вестник жизни” 27 ноября 1906 года.
В дневниковых записях Гарина-Михайловского, сделанных в период Русско-японской войны, имеется описание Челябинского вокзала осени 1904 года: “Подходим к Челябинску. Все рады остановке на два часа и веселой гурьбой высыпают на платформу. До сих пор война не чувствовалась, но здесь она чувствуется. Кроме нашего поезда, стоят еще два воинских, готовых к отъезду.
В буфете – офицерская семья, задумчивые лица, с ними сидит уезжающий на войну кормилец – сутуловатый, с нуждой на лице армейский офицер.
…Зала третьего класса переполнена семьями, провожающими своих мужей-казаков. Дети одиноко прижались к бабам, а мужчины все хмельные, все с желтыми околышками, осоловело, без цели ходят, заглядывают на платформу, возвращаются и, подумав, идут опять к буфету”.
Нельзя не задуматься, что толкало Гарина-Михайловского, блестяще образованного и воспитанного потомственного дворянина, в самую гущу народа, к общению с простыми, малограмотными людьми. Какая сила заставляла, по его собственному выражению, “шататься с изысканиями по селам и весям”, лезть с тяжелым нивелиром в горы, ехать в неведомую даль и даже рисковать жизнью на фронте? Какими побуждениями он руководствовался, когда свое имение в нищей Самарской губернии пытался превратить в процветающую крестьянскую общину, когда помогал скрываться от полиции “неблагонадежным”, прятал запрещенную литературу или когда писал воззвание к русским людям в ноябре 1905 года? Чего могло не хватать этому во всех отношениях одаренному и обеспеченному человеку?
Ответить на эти и многие другие вопросы, касающиеся личности и удивительной жизни Гарина-Михайловского, можно лишь поняв главное: его грудь по-пушкински дышала вровень с веком, дышала глубоко и взволнованно, пропуская через сердце и разум свежий, опьяняющий воздух надвигающейся революционной грозы.
Как мыслитель и общественный деятель, Гарин-Михайловский легко перешагнул через наивные крестьянские утопии народничества, спокойно переварил убийственные пролетарские иллюзии марксизма. Его ясный ум остановился на идее рационального устройства жизни, основанного на творческой, созидательной силе человека и плодотворном размахе коллективной работы. Убедительную правильность этой идеи доказал ему собственный опыт, исторически неповторимое сооружение Великой сибирской магистрали.
“Он был по натуре поэт, это чувствовалось каждый раз, когда он говорил о том, что любит, во что верит”, – вспоминал о нем М. Горький.
На торжественной встрече первого поезда, прибывшего в Златоуст 8 сентября 1890 года, Н.Г. Гарин-Михайловский выступил с пламенной патриотической речью. Он всегда мечтал о счастливой Отчизне, старался быть лично причастным к ее будущему. Проезжая сегодня на поезде по прекрасной южноуральской земле, мы видим и понимаем: ему это удалось сделать в полной мере.

Дмитрий СМИРНОВ

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s