Vladimir Vîsoţki

Одно из первых интервью Высоцкий дал в Молдове

 

Исполнилось 27 лет cо дня смерти Владимира Высоцкого. «Комсомолка» узнала о малоизвестных фактах из жизни великого барда, связанных с Молдавией
Молдавский журналист писал на спине Высоцкого
Весной 1972 года Владимир Высоцкий приехал в Кишинев, чтобы выступить с несколькими концертами («Комсомолка» не раз писала об этом). В Молдавии Владимир Семенович дал одно из первых своих интервью, которое было напечатано в газете.- Он тогда остановился в гостинице «Кишинэу», – вспоминает журналист Михаил Дрейзлер. – Я был внештатником в «Вечернем Кишиневе». Замредактора Николай Голипад дал «добро» на материал о Высоцком. Я позвонил рано утром в гостиничный номер, в котором остановился бард, и договорился с ним о встрече. Примерно в десять утра я сидел в номере Высоцкого. Он был благожелателен и радушен Беседа продолжалась около получаса. Говорили об искусстве. Журналист интересовался репертуаром Театра на Таганке, где работал популярный артист, спектаклями, в которых был занят Высоцкий. Он рассказал об истории создания нескольких песен и о творческих планах в кино. – Мне пора, – сказал Высоцкий. – За мной машина уже приехала. Стали спускаться по лестнице. По дороге Михаил Дрейзлер все задавал вопросы. Владимир Высоцкий отвечал. Тут навстречу попалась горничная, которая стала просить барда дать автограф. Тот согласился и нагнулся, чтобы расписаться. Пока расписывался, журналист положил блокнот на спину Высоцкому, чтобы сподручнее было записать его ответ. – Это была провинциальная наглость, – улыбается Михаил. – Мне потом Высоцкий тоже дал автограф на листе из блокнота. Написал: «Миша! Пиши не на ходу!» и расписался. Высоцкий за один день выступил в ДК «Стяуа Рошие», в Зеленом театре, в ДК профсоюзов, а уже около полуночи в Русском театре имени Чехова. Пальцы сбил в кровь! В театре он запретил записывать себя на магнитофон (все равно записали, а пленка стала «гулять» по Кишиневу) и предложил зрителям: – Давайте все, что я сегодня буду говорить, останется между нами. Чтобы не испортилось мое впечатление о Кишиневе. И стал дос-таточно недвусмысленно рассказывать о царивших порядках, о тогдашней власти и своих взаимоотношениях с ней. – Мою заметку «Актер с Таганки» строк на 50 на свой страх и риск Николай Голипад напечатал через день в «Вечерке», – вспоминает Михаил. – Я отослал ее в Москву. Знаю, что ее передали Владимиру Высоцкому. Никаких репрессий со стороны партийных органов не последовало. Хотя тогда существовало негласное указание Москвы: о Высоцком не писать!
Владимир Высоцкий заплатил за Василия Брескану в «Чебуречной»
Vladimir VîsoţkiСлучилось это знойным летом в конце семидесятых. Как-то будучи в Москве с ассистентом по актерам Семеном Голодкеером, начинающий молдавский режиссер Василий Брескану решил посмотреть «Гамлета» на Таганке. А попасть туда было почти невозможно – билеты раскупались за месяц до спектакля. Но Семен не был бы Семеном, если б не смог попасть в любой театр Москвы. – А хочешь, я тебя познакомлю с Высоцким? – задал вопрос Семен после просмотра спектакля. Естественно, Брескану хотел! А чтобы Высоцкого не успели перехватить другие (их всегда была масса у выхода), Семен зашел в гримерную и шепнул великому артисту, что на выходе его ждут с букетами аж шесть отвратительных сыкух! (понимай, поклонниц). Втроем вышли и зашли в ближайшую забегаловку – «Чебуречную». Там было почти пусто, но Владимир Семенович надвинул кепку почти на глаза, чтобы его не узнали. Зная пристрастие Семена к чебурекам, Высоцкий заказал сразу штук тридцать. Налили для начала по сто пятьдесят. Долго молчали. Семен жестом попросил еще пять порций. Опять налили. Семен глубоко вздохнул и прикрыл глаза от удовольствия. Сначала, как водится, поговорили о бабах.- У них мозгов вообще нет! – убеждал бард. – Вместо серого вещества – белое! Опять выпили. Наконец Высоцкий произнес: – Ну что, шаманы, побеседовали, и хватит. Мне пора, братцы! – Ну почему я не сдох, когда был маленьким? – сказал Семен свою излюбленную фразу. – Да ты поэт, Семен! – Нет, философ…- Вот как! – ухмыльнулся Высоцкий. – Даю голову на отсечение, что вы не знаете, что такое фи-ло-соф! – Нет, не знаем.- Так вот, мои ненаглядные, философ – это типичный сумасшедший, который всю жизнь борется, чтобы о нем заговорили после смерти!.. Круто? Но мы же с вами не такие, а потому и перестаньте хныкать… Не думайте вовсе о себе, лучше смотрите вдаль. – Почему вдаль? – недоумевал Семен. – Да потому что дух замыкается в себе, и тогда тело страдает. Дух обязан бродить, путешествовать, он нуждается в этом, чтобы, мои дорогие, готовить тело к передаче Вселенной, где находится его истинная родина! Если надоело смотреть вдаль, смотрите в свои души. С виду в душе безмятежность… Но там бездна, мрак. Воистину там всегда есть на что посмотреть! Души должны быть возвышенными! А они у нас лохматые… – Ах, Володя, кажется, и ты стал философом! – Ладно, ребятушки, еще по чекушке и разошлись!У Семена Голодкеера и Василия Брескану денег с собой не было. За чебуреки и выпивку тогда заплатил Высоцкий, хотя ни одного так и не съел…
Леонид РЯБКОВ

leonidas@kp.md
КП в Молдове 25.07.2007
http://old.kp.md/freshissue/culture/265147/

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s