Biserica Duminica Tuturor Sfinţilor

Склеп под церковью 
“Рождение и смерть – это не стены, а двери” – сказал мудрец, и с этим трудно не согласиться. Центральное православное кладбище на улице Армянской пытливому уму расскажет о старом Кишиневе больше, чем иные многостраничные труды. Ведь этот парк памяти отражает многообразную культуру и историю горожан, много сделавших для процветания нашего края. Но одни надгробия разрушены или украдены, другие пребывают в страшном запустении. Пора остановить это многолетнее беспамятство! Старый кишиневский некрополь, как памятник истории и культуры народа, должен получить статус исторической зоны, охраняемой государством и обществом.
Но наш рассказ – не о некрополе, а о кладбищенской церкви, которая носит имя Всех Святых. Как мы убедились, даже служители этого храма, не говоря о прихожанах, не знают истории святой обители. Кроме факта, что церковь не прекращала своего служения в самые лихие годы борьбы с “опиумом народа”.
Между тем, ее история началась 20 мая 1818 года, когда жительница Кишинева Елена Матасарица обратилась к Гавриилу Бэнулеску-Бодони, митрополиту Кишиневской и Хотинской епархии с прошением. Сейчас трудно выяснить, была ли Матасарица безутешной вдовой или убитой горем матерью. Но именно она решила собственными силами построить на кишиневском православном кладбище каменную церковь во имя Святителя Николая, где станут приноситься молитвы об упокоении душ сограждан, отошедших в мир иной, и попросила выдать ей просительную книгу на сбор пожертвований. Митрополит не только (согласно записи № 1126 от 22 мая 1818 года в журнале) распорядился выдать Елене книгу на два года. Он определил ей в помощники Иоанна Маковея, священника Харлампиевской церкви, сам же разработал первоначальный план святой обители. Подряд на строительство получил мастер Краевский, который и заложил фундамент. После кончины митрополита стройка заморозилась”.
Архиепископ Кишиневский и Хотинский Димитрий (Сулима), убедившись, что помещица не в состоянии завершить начатое дело, в 1822 году взял “объект” под личную опеку. Первым делом он назначил комиссию, в которую вошли Петр Лончковский, протоиерей Кафедрального собора, Георгий Батка, настоятель Благовещенской церкви и купец Василий Чаплыгин. Команда архиепископа выяснила, что общая сумма пожертвований составляла 409 левов (денежная единица, предшествовавшая серебряному рублю): Елена Мамасарица собрала просительной книгой 3156 левов, Иоанн Маковей – 912. Сборщиков, в число которых входили и добровольные помощники, заставили отчитаться о полученных и потраченных средствах, а также произвести опись вещественных пожертвований в виде икон, церковной утвари и прочего, подаренных христолюбивыми горожанами будущему храму.
Затем комиссия завела для учета денежных поступлений казначейские книги прихода и расхода. Каждый член комиссии получил отдельный журнал регистрации пожертвований, которые ему удалось привлечь, и еженедельно докладывал о своих успехах. Казначею стройки запрещалось тратить даже копейку без письменного разрешения всех членов комиссии. По распоряжению архиепископа все шесть книг денежного учета пожертвований (после завершения строительства) полагалось передать настоятелю построенной церкви для постоянного там поминовения благотворителей.
Заключительный аккорд принадлежал Михаилу Семеновичу Воронцову, назначенному в 1823 году управляющим Новороссийскими губерниями и полномочным наместником Бессарабской области. Областной землемер и архитектор Михаил Семенович Озмидов, которому поручили контролировать строительство, доработал первоначальный проект митрополита. Но в 1826 году, перед окончанием работ 45-летний архитектор внезапно умер. Граф Воронцов, считая, что надзор за стройкой должен вести специалист, поручил ее архитектору Осипу Гаскету. И для окончания строительства кладбищенской церкви выделил из областного бюджета 2500 рублей. В 1827 году кладбищенская церковь Всех Святых начала свою службу.
Через полвека, в 1879 году, Хрисанф Бочковский, настоятель и священник Кишиневской Кладбищенской церкви, стал хлопотать о расширении храма, который стал тесен для многочисленных прихожан, и о строительстве колокольни. До того времени колокола висели на двух столбах на площадке перед храмом. Причт церкви, имея скромные средства (всего 1000 рублей) и большую надежду на щедрость кишиневцев, получил в Консистории на год просительную книгу для сбора пожертвований. Хлопотное дело поручили купцу Осипу Гайдукову, старосте кладбищенской церкви, и священнику Елеверию Кровецкому.
Проект удалось осуществить за год: в 1880 году с западной стороны храма появилась колокольня, которую проектировал, по некоторым данным, самый яркий зодчий Кишинева – Александр Иосифович Бернардацци. Причастность известного архитектора к Всесвятской церкви – не единственная ее загадка. Под сводами кладбищенского храма находится обширная каменная усыпальница, где погребены известные жители Кишинева и члены их семей. Несколько лет назад одному из авторов этих строк вместе с исследователем бессарабской старины и журналистом Евгением Румянцевым удалось попасть в старый некрополь. По нашим сведениям, там находятся 45 ниш для захоронения взрослых и 17 – для детей. Судя по сохранившимся табличкам, там покоятся останки губернатора, двух вице-губернаторов Бессарабии, митрополита и других крупных деятелей.
О Бессарабском гражданском губернаторе (1829 – 1833) Сорокунском в “Трудах Бессарабской губернской ученой архивной комиссии” упоминает местный историк И.Н. Халиппа. К числу административных заслуг Акинфия Ивановича принадлежит издание в 1831 году в Петербурге сборника молдавских законов. Благодаря Сорокунскому в Кишиневе открылась публичная библиотека. Он готовил к открытию в городе первой мужской гимназии. Скоропостижно скончавшись 17 апреля 1833 года, он не дожил несколько месяцев до заветного дня.
Вице-губернатору Василию Васильевичу Петрулину (умер в 1824 году) принадлежит заслуга в наведении порядка в налоговых сборах и перевода разных денег (левы, махмудие, пари), которые ходили в крае и курс их постоянно менялся, на русские деньги. Он заменил множество сборов, большая часть которых оседала в руках сборщиков, прямым налогом. Другой вице-губернатор Федор Дмитриевич Фирсов тоже собирался заняться приведением в порядок бессарабских финансов. Но, не прослужив и года, Фирсов скончался в 1828 году.
Если об этих личностях до нас и дошли кое-какие сведения, то все сведения о митрополите Ангорском Иерофее уместились в дату его кончины – 5 марта 1882 года. Готовя этот материал, мы выяснили, что митрополит из Анкары (старое название Ангора) присутствовал как представитель от Восточных православных церквей на коронационных торжествах российского императора Александра II, которые проходили в Москве с 14 по 26 августа 1856 года.
В усыпальнице покоятся останки генерал-лейтенанта Александра Андреевича Шостака, десять лет бывшего комендантом Одессы. Там похоронен и кишиневский коллежский советник Владимир Васильевич Джуминский, дедушка Владимира Пуришкевича, участника убийства Распутина. Под сводами Всесвятской церкви спят: Василий Леонтьевич Вышневский, подполковник 54 пехотного полка, дворянин Иоанн Куша, Екатерина Александровна Козельская, жена поручика 54 минского полка, купец Николай Ефимович Зубков, девица Мария Стефаниу и другие известные и рядовые жители нашего города.
Владимир ТАРНАКИН, Татьяна СОЛОВЬЕВА
Кишинёвский Обозреватель. – 2010. – 4 авг. (№13) http://www.ko.md/main/view_article.php?issue_date=2010-04-08&issue_id=1709&PHPSESSID=e47167d9ffb1b6740de925ff0e1da1ff
Advertisements

One thought on “Biserica Duminica Tuturor Sfinţilor

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s