Все заразные болезни Чорба прививал на себе


Прошлое глядит на нас с потрескавшихся фотографий, с изваяний старых памятников, из окон ветхих зданий. Увы, этих свидетелей времени остается все меньше. Но даже те немногие, уцелевшие, остаются для нас закрытыми. Старые здания “молчат”, храня в себе коды ушедшей эпохи, среды, человеческих отношений, живое очарование ярких личностей. Может потому, что мы нелюбопытны, постоянно торопимся? А заговори они, какие мы услышали бы истории!
Инфекционная больница на бульваре Штефан чел Маре, 163 – это живая память о Томе Чорбе, имя которого она носит. Трудно представить, но еще 126 лет назад в Кишиневе не существовало медицинского учреждения по спасению инфекционных больных. Осенью 1884 года город охватила оспенная эпидемия. И депутаты городской думы решили открыть в доме некого Харченко на улице Госпитальной временную оспенную больницу.
Больница имела всего 15 коек и управлялась единственным санитарным врачом И. Зефировым, в лице которого совмещалась вся врачебная – санитарная организация городского самоуправления. После ликвидации эпидемии медицинское учреждение не закрыли, оно превратилось в детскую “заразную” больницу. А 21 октября 1891 года Кишиневская городская дума в ознаменование 25-летия бракосочетания императора Александра III и императрицы Марии Федоровны постановила учредить общую “заразную” больницу на 25 коек. Девять лет она ютилось на съемных квартирах.
Как только старшего и единственного врача Зефирова сменил его молодой коллега Фома Чорба, новый руководитель стал хлопотать о постройке специального больничного здания. И городская дума, получив на неотложные нужды займ в полтора миллиона рублей, выделила на постройку больницы 32 тысячи. Чорба вникал в каждую мелочь проекта. Совместно с инженером М. К. Чекеруль-Кушем разрабатывал проект. А потом во время строительства трудился на площадке как десятник. Здания поднимали хозяйственным способом. Поэтому работы, начатые весной 1899 года, завершились уже осенью 1900 года. Новая больница фасадом на Александровскую улицу имела 25 коек, прачечную, маленькую кухню и покойницкую.
26 ноября 1900 года состоялось освящение готового здания, фасад которого украсила памятная доска. А летом 1904 года губернская земская больница передала “заразному” стационару целое отделение – 10 бесплатных коек имени потомственного почетного гражданина Анастасия Чуфли. (Много лет подряд отделение спасало городских бедняков от смерти. В 1905 году здесь лечился 221 больной, а через три года их число выросло до 983). Но койки, содержавшиеся на доходы с имений филантропа, по его завещанию должны были принадлежать только “городской” больнице. И превосходно оборудованный “заразный” стационар с бактериальным кабинетом и дезинфекционной камерой получил статус больницы общего характера.
Такими причудливыми путями Анастасий Чуфля во второй раз помог Чорбе. Первый раз это случилось во время учебы Фомы в Кишиневской мужской гимназии. Тогда ему, мальчику из многодетной семьи мелкого чиновника, грозило исключение из-за неуплаты за учебу. Выручила стипендия Анастасия Чуфли, который завещал каждый год распределять среди бедных, но прилежных, учеников 4000 рублей…
Эти отрадные перемены Фоме Феодосьевичу наблюдать не пришлось. После начала русско-японской войны (по решению членов местного отделения Красного Креста) Чорба возглавил Бессарабский военный госпиталь, который оправился на Дальний Восток. Полтора года три доктора и 12 сестер милосердия выхаживали раненых.
А в Кишиневе расширение больницы из-за финансовых затруднений городского управления затормозилось. Но вспышки эпидемий в 1905-1908 годы заставили городских властей опять взять под опеку “пост №1”. В инфекционной больнице построили новый павильон на 8 коек, специальный барак на 10 коек для холерных больных, паровую дезинфекционную камер, квартиру для врача… Только питание и медикаменты стационар по-прежнему получал в земской больнице. Но руководству больницы удалось освободиться и от этой зависимости – детище Чорбы обзавелось собственной кухней и аптекой. Со временем инфекционный стационар расширился с 25 до 200 коек…
Ухаживая за больными, медицинский персонал подвергался большой опасности. В 1901 году сестра милосердия умерла от оспы, в 1904 – от сыпного тифа, через три года погибла от тифа фельдшер Чуфлинского отделения. Лишь с 1907 года медицинский персонал стал получать прибавки к жалованию за каждые пять лет работы…
5 мая 1918 года Кишиневская городская дума при большом стечении гостей всех званий и сословий чествовала юбиляра. Им был Фома Феодосьевич Чорба, старший врач городской больницы, прослуживший четверть века в местном самоуправлении. Отмечая редкую бескорыстность, преданность врачебному долгу и скромность виновника торжества, бывший городской голова П. В. Синадино сказал, что все эти годы доктор Чорба смотрел смерти прямо в глаза. Не покидая поста, он привил себе все заразные болезни, которые свирепствовали в Кишиневе.
Кишинёвский Обозреватель
выпуск № 37 от 2010-10-14
Автор: Владимир ТАРНАКИН, Татьяна СОЛОВЬЕВА
http://www.ko.md/main/view_article.php?issue_date=2010-10-14&issue_id=2013
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s