В музее молдавской столицы есть такие шедевры, что отдыхают и Третьяковка и Лувр!


Художественный музей стали восстанавливать в ноябре1944 года.

В отечественной пинакотеке – живопись Айвазовского, Шишкина, Сурикова, Кустодиева, графика Ренуара, Дюрера и Рембрандта. Вот только мы, по привычке или незнанию, всё сетуем на наше культурное захолустье.

Детище молдавского скульптора и французского авангардиста

«Что есть интересного в вашем городе?» – на этот вопрос заезжих туристов многие из нас лишь виновато разводят руками. А ведь если вдуматься и пораскинуть мозгами, один только Художественный музей Кишинёва в этом отношении – настоящий Клондайк. Он появился на свет более 70 лет назад благодаря стараниям известного скульптора Александра Плэмэдялэ. В 1939 году маэстро сумел убедить коллег по десятому салону Общества изобразительных искусств Бессарабии пожертвовать свои картины в дар будущей экспозиции. Те 160 полотен и стали началом коллекции, а француз Огюст Байяр – художник-авангардист, проживший и проработавший в Кишинёве не одно десятилетие, вошёл в историю как её первый хранитель. К сожалению, судьба того картинного собрания окутана тайной. Доподлинно известно, что в первые дни войны все экспонаты музея спешно эвакуировали. Поезд должен был следовать по железной дороге в сторону Харькова. Но до места назначения состав так и не доехал – то ли его разбомбили по дороге, то ли с ним случилась другая напасть.


Ничего себе, провинциальный музей!


Тем не менее, уже в ноябре1944 года, спустя каких-то два месяца после завершения Ясско-Кишинёвской операции, Художественный музей стали восстанавливать. Под него отдали одно из самых красивых зданий в городе (в своё время в нём останавливалась румынская королевская семья) – бывший дом титулярного советника Владимира Херца. В послевоенные годы с баланса на баланс из запасников Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи молдавской столице были переданы жемчужины русской живописи, написанные кистью Шишкина, Репина, Сурикова, Кустодиева, Перова, Саврасова, Крамского , Рериха, Серебряковой, Кукрыниксов… Этот список знаменитых имён можно продолжать ещё и ещё… В 1947 году хранилище музея пополнилось и первой частной коллекцией – произведениями западно-европейской живописи и гравюры. Она принадлежала уроженцу Кишинёва профессору Санкт-петербургской Академии художеств Павлу Шиллинговскому, который перед смертью в блокадном Ленинграде завещал её родному городу. В 50-е Ольга Плэмэдялэ, вдова знаменитого скульптора, передала в дар несколько работ своего мужа. То же самое сделала и дочь Огюста Байяра, которая, помимо картин отца, презентовала музею и большую коллекцию полотен бессарабских художников – многочисленных учеников Мастера. В 70-е годы через экспертно-закупочную комиссию при Минкульте СССР в Кишинёв попали офорты Рембрандта, Дюрера и
Ренуара.
Есть в арсенале наших музейщиков и свои «голландцы», и даже позднее итальянское Возрождение! Правда, большинство этих картин безымянно, проверка их авторства – не только сложная, но и очень дорогостоящая процедура. Таких трат музей, увы, позволить себе не может.
Сегодня в общей сложности Национальный музей искусств хранит более 39 тысяч единиц экспонатов. Некоторые из них достойны отдельного упоминания.

Копия «Шоколадницы» из фонда нашего музея так же очаровательна, как и оригинал, выставленный в Дрезденской галерее.

В Кишиневе находится самая лучшая в мире копия знаменитой «Шоколадницы»

Кому не посчастливилось увидеть шедевр Жана-Этьена Лиотара, выставленный в Дрезденской галерее, совершенно не уловит вторичности в нашей «Шоколаднице». Эта копия считается поистине уникальной. Автор полотна – член Российской Академии художеств Александр Лактионов, прославившийся своей картиной «Письмо с фронта». Он написал её после войны, в конце 40-х.

Рассказывают, что почтенная комиссия искусствоведов, прибывшая из ГДР, чтобы оценить труд советского копииста, долго не могла определить, где же копия, а где оригинал – так точно художник передал дух лиотаровской пастели – и шуршание атласного платья, и дрожание посуды, и даже запах шоколада, исходящий от картины.
В Советскую Молдавию это полотно перебралось в 1959 году, по линии всесоюзного Министерства культуры. Была ли она отправлена в нашу республику в «художественную эмиграцию», подальше от глаз «охотников за шедеврами», которые в случае чего могли подменить высокохудожественной копией оригинал, или тому послужила другая причина, неизвестно.

«Купальщица» Зинаиды Серебряковой. Сегодня на аукционах полотна художницы уходят за миллионы евро…

«Купальщицы» Зинаиды Серебряковой есть только у нас и в Русском музее
Картины племянницы великого Александра Бенуа, русской художницы «серебряного века» Зинаиды Серебряковой, эмигрировавшей в 1923 году в Париж, сегодня как никогда востребованы на международном рынке антикварного искусства. Её женскими образами и фирменным «ню» не устают восхищаться искусствоведы, коллекционеры и простые ценители живописи во всём мире. В череде самых знаковых полотен художницы называют знаменитую «Купальщицу», написанную в 1911 году. Увидеть её воочию можно в Русском музее. Но не все знают, что вариант этой картины кисти Серебряковой есть и в Кишинёве! Она была передана в дар молдавской столице в победном 45-м.
– Художники очень часто делают несколько набросков своих полотен, – рассказали «Комсомолке» в Национальном музее искусств. – Видимо, в случае «Купальщицы» Зинаиды Серебряковой произошло то же самое. Она пробовала и искала лучший ракурс своей натурщицы и выбрала окончательный вариант, который выставлен сегодня в Русском музее. Это не умаляет достоинств нашей «Купальщицы», которая практически идентична московской.

Кишинёвский Суриков — не «Боярыня Морозова», но всё же…


В одной из дарственных коллекций, полученных от московских и ленинградских музеев в послевоенные годы, оказалось несколько этюдов Василия Сурикова. Долгие годы молдавские искусс
твоведы были уверены, что речь идёт о фрагменте легендарного полотна «Боярыня Морозова», но только пару лет назад совместными усилиями с коллегами из Красноярского художественного музея имени Сурикова выяснилось, что в Кишинёв попали рисунки к другой, менее известной картине художника – «Благовещение».

Японские гравюры приехали в Молдову из Маньчжурии?


В постоянной эксп
озиции Национального музея искусств представлена и уникальная коллекция японской цветной ксилографии школы Укиё-э. Стараниями наших искусствоведов она была
выкуплена у известной семьи московских коллекционеров ещё в середине 70-х. Те, в свою очередь, приобрели её под занавес Второй мировой войны у одного советского офицера, служившего в Маньчжурии, которая тогда была оккупирована Японией. В самой стране Восходящего солнца долгое время деревянные гравюры считались чем-то вроде лубка, пока не начали пользоваться успехом у западных галеристов и художников. Японские гравюры для них стали не просто антикварной экзотикой, но и пособием по современному искусству. Считается, что именно этот вид графики оказал большое влияние на становление импрессионизма.

Наталия ШМУРГУН — 18.11.2011

http://kp.ru/daily/25790/2772678/?geo=14

Advertisements

One thought on “В музее молдавской столицы есть такие шедевры, что отдыхают и Третьяковка и Лувр!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s