Istoria Chişinăului : 575 de ani

В Кишиневе похоронены князья из царского рода Романовых

В 575-летней летописи молдавской столицы есть множество весьма любопытных историй, тайну которых вот уже более 30 лет пытается разгадать молдавский писатель и историк Юрий Колесник. [кишиневоведение].

Именно так по планам Щусева должен был выглядеть центр молдавской столицы. Фото из энциклопедии «Воспоминания о Кишиневе»

Не каждый город может похвастаться такой интересной и бурной биографией, как Кишинев. Например, в 19 веке он упорно не желал оставаться в тени российской империи и не раз попадал в гущу ее самых громких исторических событий. Чего только стоит манифест, оглашенный царем Александром Вторым в бессарабской столице в 1877 году, который и стал началом триумфального освобождения Балкан от многовекового владычества турков. А знаменитое восстание декабристов на Сенатской площади? Ведь именно в кишиневской масонской ложе «Овидий» и была спланирована попытка этого первого революционного бунта. Многие считают, что совсем не случайно именно Кишинев стал местом ссылки опального поэта Александра Пушкина… На тему «особой печати» нашего города мы решили поговорить с одним из самых известных в стране «кишиневоведов» Юрием Колесником.

Из кишиневского дворянства выходили дипломаты и царские министры
Все больше погружаясь в историю, я не устаю удивляться, как молдавская столица во все времена словно магнит притягивала к себе интересных людей и неординарные события. На ваш взгляд, чем это объясняется и как появилась у Кишинева своя особая энергетическая изюминка?
– Я думаю, что на то была Божья воля, – рассказывает Юрий Колесник, – ведь место для нашей столицы выбирал сам митрополит Гавриил Бонулеску-Бодони – один из самых уважаемых и образованных людей своего времени. Самобытность Кишинева, на мой взгляд, во многом определяется и наложением друг на друга самых разных пластов культур. Несколько веков на этой земле бок о бок жили большие и крепкие колонии армян, греков, немцев, болгар, сербов. На Старой Почте была даже целая сербская магала, а король Сербии Милан Обренович был женат на бассарабянке Наталье Кишку. Сам я некоренной кишиневец, но под очарование молдавской столицы попал буквально с первой минуты, как очутился здесь в 1973 году, когда приехал учиться. Успел застать еще осколки настоящего Старого города.
Помню на улице Заикина, в районе Пушкинской горки, молдавские дома, которые очень напоминали мне сельские – такие с чердаками, с большими дворами, скамейками, деревьями. Этот Кишинев, от которого исходило что-то особенное, который не был похож на весь остальной, очень запал мне в душу. Дух городской старины еще долго сохранялся в улочках, обрамляющих Харлампиевскую церковь. Так получилось, что в 70-е годы судьба свела меня с большим знатоком истории Кишинева – писателем Александром Козмеску. Это был удивительный человек, который перевел на молдавский язык «Остров сокровищ» Стивенсона, «Овод» Войнича, «Тихий Дон» Шолохова и еще очень много другой литературы, он дружил с Борисом Пастернаком и Андреем Сахаровым. Много чего рассказал мне о Кишиневе и Александр Конунов – редактор студии «Молдова-филм», дедушка нашей знаменитой скрипачки Александ-ры Конуновой. Много я общался на эту тему с Ниной Богос – дочерью Дмитрия Богоса, который был примаром Кишинева в 30-е годы. Воспоминания этих людей и положили начало моих будущих книг.
О знаменитых кишиневцах можно писать целые тома. Такое впечатление, что две наши городские гимназии соперничали с Царскосельским лицеем по количеству блестящих выпускников?
– Да, это так. Многие ученики этих элитных гимназий впоследствии стали видными государственными деятелями Российской империи. Достаточно назвать уроженца Кишинева, выпускника 1-й мужской гимназии (кстати, считавшейся лучшей в Одесском учебном округе) Сергея Витте, достигшего поста министра финансов, а затем и председателя правительства царской России. Во второй гимназии учились пятеро человек из дворянского рода Крупенских, которые сделали блестящую карьеру на поприще дипломатии, став послами в Риме, Токио и Осло. В Кишиневе жили и представители царского рода Романовых (их склеп можно с легкостью найти сегодня на Армянском кладбище). Среди них хочу выделить Константина Романова – изумительного композитора, который после 1940-го года вынужден был уехать в Бухарест, где и скончался в 50-х годах прошлого века. Яркая кишиневская страница есть в биографии известного художника Мстислава Добужинского. В первой гимназии учился и будущий пламенный революционер Сергей Лазо, принадлежавший к одной из самых известных в Бессарабии дворянских фамилий Крушеван. Он, как и многие молодые люди его поколения, просто не мог не увлечься идеями свержения монархии, которые пропагандировали большевики.

Город Пушкина мы почти потеряли…


Сейчас очень много говорят о том, что Кишинев теряет свое историческое лицо, разрушаются памятники старины. А о каком здании, исчезнувшем с лица города, вы сожалеете больше всего?

– Я без боли не могу смотреть на то, как разрушается дворец Рышкану-Дерожинских по Букурешть, многим известный как дом общества «Знание». Он был настоящим творением градостроительства XIX века, и у нас были и, как мне кажется, еще остаются все шансы сохранить этот шедевр. Только на довоенных открытках мы сегодня можем любоваться красивейшим зданием Епархиального дома, (находился на месте нынешнего правительства). Там был удивительный Серафимовский зал, с очень хорошей акустикой, где когда-то выступал с концертами Сергей Рахманинов. На углу улиц Пушкина и Вероники Микле находился тоже очень интересный с архитектурной точки зрения доходный дом Шварцмана. К сожалению, все эти здания были взорваны в 1941 году с тем, чтобы они не попали в руки врагу.
Процесс разрушения исторического Кишинева продолжался и в советское время. Я помню, возле Музея искусств в 70-е снесли очень милый особнячок – бывший частный женский лицей Жанны Д,Арк. Также не могу забыть здание «Жокей-клуба», рядом с кинотеатром «Патрия». В советские времена там располагалось столовая «Молдова», где мы, студенты, лакомились чудными тефтелями. Его почему-то тоже решили похоронить.
Очень печально, но, слава Богу, эта участь не постигла самое красивое здание Кишинева – дом Херца?
– Вы знаете, этот дом всегда вызывал у меня какие-то трепетные эмоции, я поначалу не мог понять почему. А потом выяснил, что имение Херца находилось совсем рядом с моим родным селом Дереней в Каларашском районе в Онишканах, где до сих пор есть холм, который люди продолжают называть «Ла Херца». Судьба этой семьи довольна интересная. Она была очень богата, и все свои надежды связывала с сыном Владимиром. А он взял и до беспамятства влюбился в оперную актрису, на которой не только официально женился, но и уехал за ней в Италию. Родители, не простив отпрыску опрометчивого легкомысленного поступка, лишили его наследства. Примирение с ними произошло после 1917 года, тогда Владимир Херца вернулся в Кишинев, основал Национальную партию власти и даже был избран примаром города. Умер он в 1924 году и похоронен на Армянском кладбище.

Кишинев упустил свой шанс стать вторым Санкт-Петербургом


Много говорят о том, что Кишинев сегодня мог бы выглядеть по-другому, если бы не смерть Щусева в 1949 году?

– Совершенно верно. у Алексея Щусева – кишиневца по рождению, были на этот город, который он очень любил, большие планы. Восстанавливая после войны разрушенный Кишинев, он очень хотел сохранить его старый дух. У него был очень интересный проект реконструкции центра столицы, который напоминает знаменитую Дворцовую площадь в Санкт-Пертербурге. Кафедральный собор Щусев хотел пристроить с обоих сторон и разместить там Дом правительства. Причем в его проекте предусматривалось место сразу под два памятника – Ленину и Сталину. Но после смерти Щусева его сподвижники не смогли убедить власти до конца реализовать все задумки архитектора. Хочу отметить, что Алексей Щусев был очень религиозным человеком, который никогда бы не позволил разрушить Ильинскую церковь и храм святых Гавриила и Михаила, что и произошло после его внезапной кончины
В ваших книгах и энциклопедиях описывается немало удивительных историй кишиневцев. А можете рассказать хотя бы одну из них?
– В начале века была очень интересная история, связанная со странным завещанием, которое оставил кишиневский богач по фамилии Колмуцкий. Администрация нынешнего Музея этнографии, как раз располагается в здании бывшей туберкулезной больницы, принадлежавшей когда-то этому человеку. У него был единственный сын Егор – эдакий светский ловелас и кутила, получивший блестящее образование за границей. Он дружил с Николаем Вторым, частенько ездил вместе с ним на охоту. Так вот Колмуцкий-старший перед смертью публично огласил свое завещание. Там говорилось, что его сын станет его наследником только в том случае, если женится и станет степенным человеком, иначе все фамильное состояние будет передано бессарабскому земству. Упрямый и гордый Егор не собирался выполнять это требование отца, что было очень на руку губернской управе, которая начала по данному делу судебный процесс. Колмуцкий-младший, конечно же, пытался ему противостоять. Он нанял команду самых блестящих в то время в России адвокатов. За одно заседание он платил им по 175 тысяч рублей. Но царская юстиция строго следовала букве закона, и это дело Егор проиграл. Не желая мириться со своим жалким положением, он застрелился.

90 лет назад в Кишиневе продавались платья и шляпки от Коко Шанель


Несмотря на то, что жизнь в бессарабской столице была богата событиями, наш город оставался провинциальным или все же претендовал на что-то большее?

– Ну уж точно Кишинев никогда не был простым уездным городом N.
К концу XIX- началу XX века Кишинев стал одним из крупнейших культурных центров юга Российской империи. В город с гастролями приезжали выдающиеся исполнители, известные театральные труппы. В Кишиневе были открыты три консерватории, работали музеи. На первом этаже здания нынешней мэрии размещался выставочный зал, куда с экспозициями не раз наведывались знаменитые «передвижники». Ну а о количестве синематографов, клубов, казино, я вообще молчу, их было предостаточно. На Александровской улице, после 1918 года она стала называться улицей короля Кароля Второго, размещались модные магазины. Самым популярным из них был магазин Филатова (примерно находился на месте нынешнего магазина «№1» на Штефана чел Маре), где можно было купить самые последние парижские новинки, включая одежду от Коко Шанель.
Кстати, именно там когда-то впервые в Кишиневе появился первый в городе электрический фонарь, поглазеть на который приходили все жители города.

Юрий КОЛЕСНИК
Наталия ШМУРГУН — 20.01.2012
http://kp.md/daily/25821/2798853/

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s