Ирина Уварова. День первый. Воспоминания о Кишиневе.

Amintiri despre Chişinău

Departamentul Memoria Chişinăului vă propune o serie de amintiri ale oamenilor de artă despre capitală. Primele amintiri pe care le publicăm sunt ale Irinei Uvarova.

Irina Uvarova, pictor-scenograf, critic de teatru, doctor în studiul artelor. Doctor honoris causa al Academiei de Științe din Republica Moldova (2008).

%d1%83%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b8%d1%80%d0%b8%d0%bd%d0%b0-%d0%bf%d0%b0%d0%b2%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%bd%d0%b0S-a născut la 2 august 1930. Locuiește la Moscova. Văduva scriitorului disident Iuli Daniel. A scris despre Teatrul „Luceafărul” în presa moscovită, începând cu primii ani de activitate al acestuia. Semnează cărțile: Teatrul „Luceafărul”. Un deceniu al devenirii. Chişinău: Hyperion, 1992; Был такой театр Лучафэрул. Mосква, 2011 ș.a.

… Дело в том, что пьесе Иона Пантелеевича Друцэ (notă: „Casa mare”) на сцены театров республики Молдавия ходу не было. И уж не знаю, сколько времени прошлo, прежде чем Молдавский Театр в Кишиневе смог, наконец, поставить „Каса маре” (notă: spectacolul „Casa mare” a fost montat în 1962 pe scena Teatrului Academic „A.S. Pușkin” – actualul Teatru Național „Mihai Eminescu”). Но до того эта пьеса уже шла в Москве, в Театре Советской Армии, и при том с оглушительным успехом. И другие театры страны желали ее ставить и ставили. Только не в Кишиневе. Был в Кишиневе некий начальник, пьесу не пропускал. Мне недавно случилось читать в книге Тамары Петкевич „Жизнь – сапожок непарный” (notă: publicată la Moscova în anul 2011) о театральной ситуации в Кишиневе незадолго до времени, которое мне выпало. Жуткое впечатление, уже успели с повышенной жестокостью расправиться с молодым драматургом Юлиу Эдлисом, с чрезмерным хамством крушили его пьесу „Мой белый город”. Потом настала очередь Друцэ, тут, по крайней мере, гонитель был известен (notă: Bodiul Ivan Ivanovici, prim-secretar al CC PCM). Ему, гонителю, не повезло. Пришлось, в конце концов, сидеть в первом ряду на премьере „Каса маре” в Театре имени А.С. Пушкина. Тогда и прошел по Кшиневу слух, со временем переросший в миф. Когда же пьеса все же пробилась на кишиневскую сцену, слух полетел сначала шепотом, затем окреп. Об эпизоде не премьере заговорили. Вполголоса, конечно, но – заговорили!

Говорили, что Друцэ вышел на поклон, получил, как положено, огромный букет, посмотрел в физиономию своего гонителя и, размахнувшись, метнул букет в цель.

Этот эпизод, значимый сам по себе, упоминаю еще и в качестве своеобразного „пролога” к местному самоуправству. Оно, в конце концов, если не уничтожило театр „Лучафэрул”, то уж точно искалечило его судьбу.

Вот только букет в морду никто не швырнул…

В то время, о котором речь, а точнее в 1962 году, осень никак не кончалась, зима никак не наступала – межсезонье случилось в Кишиневе. К тому же выпал Год Ожиданий. Кажестя, все (или только кажется, что все) ждали перемен – что-нибудь да произойдет! Время было такое, начало шестидесятых…

%d0%b8%d1%80%d0%b8%d0%bd%d0%b0-%d1%83%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b1%d1%8b%d0%bb-%d1%82%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b9Время вдруго стремительно помолодело, и что-то происходило в столичных театрах, что-то менялось, исчезли грузные декорации, они устарели и казались картонной неправдой жизни… И всякий город оказывался трудно выносим, и перемен ждали. А Кишинев? И Кишинев тоже. Различие между Москвой и Кишиневом было в градусе ожиданий.

Но вряд ли ошибусь, если скажу: художников и московских, и кишиневских, посетило предчувствие их главной картины, она еще не возникла, но незримо витала в воздухе времени.

Город Кишинев ловил удаленные веяния. Городские кафе расставались с плюшевыми гардинами, на стенах появились офорты. Тут пили кофе и спорили. В Кишиневе открывался Клуб молодых поэтов. Никто не знал, как открывают Клуб молодых поэтов, потому на какой-то сцене какого-то клуба имел место вопиющий анахронизм – стол (длинный, как пустое поле), скатерть из Красного уголка, графин с водой, казенный и скучный.

Но молодых поэтов несоответсвие клубного антуража и новаторских намерений не смущало. Говорили горячо, словно обсуждали манифест, на самом же деле решали, можно сравнивать поэта Андрея Лупана с поэтом Робертом Бернсом.

– Эй, Лотяну, слезай с подоконника, иди почитай свои стихи.

– Не могу, – отвечает шепетом золотобородый Лотяну. – Не могу, на съемках в Орхее голос потерял, а стихи забыл…

– Ну, дядя Михай, почитайте стихи, вы-то не забыли?

– Не забыл! Только потом.

Это Михаил Греку, старшее поколение: живопись, но и поэзия…

Какие же они были – легкие, артистичные, манеры свободны и шутки летучи. Пройдет время и за пределами земли молдавской пронесется слава кинорежиссера Эмиля Лотяну.

Пройдет время, и живопись Михаила Греку прославит молдавскую землю.

Тогда только все намечалось…

Тут же, в Клубе поэтов, вижу фигуру, совершенно обязательную при любом сборище. Это Глеб Саинчук со своим неизменным блокнотом зарисовывает всех подряд. Не знаю, догадался ли кто-нибудь издать хронику культурной жизни Кишинева в рисунках Глеба Саинчука, если нет, это непростительная оплошность, но даст Бог, я успею вспомнить его шаржи и его маски.

Но вот кто из актеров „Лучафэрула” пришел в Клуб молодых поэтов, не помню. Был только Фусу (notă: actorul Dumitru Fusu), он и стихи, кажется, пробовал писать. Разумеется, актер вовсе не обязан ходить в гости к поэтам; просто это я пытаюсь вычислить, где могли появиться эти молодые актеры в городе вне своего театра…

Однако несколько имен от театра „Лучафэрул” оказались внесенными в летопись города того времени, они в списке актеров фильма „Человек идет за солнцем” (notă: scenariul Valeriu Gagiu, regia Mihail Kalik), фильма знакового и значимого, фильма „оттепельного”. Он примкнул к стае ласточек, возвестивших о начале шестидесятых…

В том фильме были актеры: Анатолий Папанов, Евгений Евстигнеев, Лев Круглый. И от театра „Лучафэрул” – Ион Унгуряну, Думитру Фусу, Нина Дони. От Лучафэрул – три актера. Рядом с именами, известными всей стране.

Sursa: УВАРОВА, Ирина. День первый: [Воспоминания о Кишиневе]. B: Был такой театр Лучафэрул. Mосква, 2011, с. 18-21.

Material prezentat de Larisa Ungureanu,

critic de teatru şi film

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s